Производство

С Атаманом на охоту. «Арсенал охотника» № 3 (март) 2015 г.

В Гостиный двор на выставку я пришел неслучайно, было большое желание поближе познакомиться с производителем пневматических винтовок ПСП отечественной фирмой ООО «Демьян». Я обратился к представителю фирмы экспонента и был удивлен. По его словам получалось, что пневматические винтовки Атаман в калибрах 6.35 и 7.62 предназначены в первую очередь не для спортивных тренировок и развлекательной стрельбы, а для охоты на некрупных зверей: лису, волка, енотовидную собаку и пр.

До и после разговора с представителями ООО «Демьян» все же оставалась изрядная доля скепсиса по поводу охотничьего назначения данного оружия. Двойственность отношения к инциденту была обусловлена в первую очередь многолетним опытом охоты в различных регионах России с огнестрельным гладким и нарезным оружием. Вульгарное, в «общепризнанном» виде отношение к пневматическому оружию как спортивно­развлекательному было сформировано опытом владения двумя единицами пружинного пневматического оружия. Вместе с тем, при ознакомлении с образцами на выставке в корне изменилось общее представление о пневматическом оружии в целом. Изменилось и понятие об ограниченности спектора его применения. Осталось приятное впечатление от качества и добротности исполнения, творческого внимания дизайнеров и производителя к деталям оружия. Ко всему этому прибавилось ощущение прикладистости, эргономики и удобства удержания винтовки в руках плюс отличный баланс и небольшой вес оружия.

По прошествии нескольких недель на одном из общеизвестных оружейных форумов я наткнулся на отчеты владельцев по применению ПСП пневматики на охоте. Чтение отчетов и отзывов меня увлекло, хотя сомнения на тот момент были еще сильны. Само собой пришло решение разобраться в проблеме. На очередном заседании редакции журнала «Арсенал охотника» я поделился с коллегами своими соображениями относительно увиденного на выставке. Было решено связаться с производителями и, если договоримся, провести испытание пневматических винтовок ПСП в условиях реальных охот.

В результате переговоров нам были предоставлены изделия для испытаний и материалы по теории производства пневматического оружия высокого класса. Их любезно предоставило ООО «Демьян». Познакомившись с производством и выслушав много о состоянии дел в мире ПСП пневматики, мы приступили к сбору образцов для испытаний. После составления технических требований к оружию применительно к конкретным видам охот, выбор пал на карабин, выполненный по схеме булл­пап в калибре 6,35 мм. Эта модель имеет небольшие массо­габаритные характеристики – 816х230х72мм при весе в 3,7 кг. Объем ресивера 250 см3 при давлении 300 бар обеспечивает устойчивые характеристики для 25­-30 выстрелов пулей весом 1.645 гр. Повторюсь, карабин прикладист и удобен для изготовки, удержания и переноски. Кроме того, «брутальный» внешний вид, использование качественного оружейного ореха и ламината, великолепная эргономика заставляют задуматься о возможности приобретения в собственность именно этой модели оружия. После предварительного ознакомления и отстрела по рекомендации производителя на карабин был установлен один из редакционных прицелов, а именно, Льюпольд Марк переменной кратности 3­9 х 40 мм с прицельной сеткой Мил­Дот. После пристрелки на расстояние 50 м он давал устойчивые характеристики попаданий в серии из 8 выстрелов с рассеянием 3-­4 см. Причем, повторяемость этих результатов многократно отмечалась у нескольких стрелков разной комплекции, возраста и стрелкового опыта. Стрельба в галерее с отличной акустикой была комфортна, звук выстрела значительно снижался благодаря применению модератора, что сделало практически ненужным применение звукопоглащающих стрелковых наушников. Еще поразило отсутствие в галерее так «приятного» для охотника запаха сгоревших пороховых газов. Но главной неожиданностью явилось полное отсутствие отдачи при выстреле – хотелось стрелять, попадать и еще стрелять. Все это получалось благодаря применению полуавтоматического барабанчика на 8 патронов, ускоряющего в разы процесс перезарядки. После трех–четырех серий выстрелов давление в ресивере уменьшалось до 150 бар. Наступало время заправки. Процесс заправки ресивера через заправочную станцию рабочим газом прост и длится всего 8­-9 секунд. Справедливости ради необходимо отметить, что в случае отсутствия заправочного баллона (например, в лесу), возможна заправка баллона с помощью механического насоса – но процесс этот длительный 25-­30 минут и требует значительных физических усилий.

.

Выезд редакционной группы на испытания состоялся. Охотничьи угодья встретили нас легким морозцем и ясной солнечной погодой. Снега в степи было совсем немного, в основном в низинах и барханах. Около 10 утра в закрытом с трех сторон бархане мы расставляем мишени на дистанции 50 метров по данным дальномера. Стреляем по нескольку раз для проверки точности нашего оружия после дороги. Ветерок дует в спину и немного в правую руку. Точность стрельбы, как в тире, поправок не вносим, и звук выстрела на открытом воздухе почти отсутствует. Нашей деятельностью заинтересовались местные вороны, видимо, считают, что будет чем поживиться. Ошибаются… До ворон 63 метра по дальномеру. После выстрела слышен удар пули по перьям, одна из ворон падает, бьет по земле крыльями и затихает.

Возвращаемся на базу. Собираем снаряжение и оружие, после обеда выезжаем на одну из действующих точек, где круглогодично живут животноводы и куда нас пригласили в гости и поохотиться на лис. К нашему приезду приготовлен великолепный обед из только что забитого теленка. После общения за столом, переходим к обсуждению деталей предстоящей охоты. Теленок, вернее, его внутренности оказываются очень кстати – мы используем их вместе с прочими пищевыми отходами в качестве привады. Стрелять придется ночью. Закрепляем на ресивере карабина подствольный тактический фонарь – Игл­ Тас Т25С2, создающий яркое световое пятно на расстояниях до 260 метров от стрелка. Нам нужна дистанция не больше 60-­ти метров, на нее и настраиваем фонарь и карабин.

Необходимо заметить, что в зимнее время в степи остается не так много скота и стерегущих его людей, большинство точек, загонов и кошар останутся до весны нежилыми, поэтому все хищники – волки, лисы, вороны, сороки – предпочитают держаться у жилья. Здесь больше шансов прокормиться. Уже в темноте направляемся к кошаре, месту нашей охоты. По дороге успеваем увидеть в ближайших барханах несколько пар светящихся зеленоватых глаз – видимо лисы. Выкладываем приваду из мешков на островок снега у подножия бархана. В кошаре, по соседству с овцами и коровами, занимаем удобную позицию для стрельбы, расстояние до привады составляет 47 метров. При этом животные благоразумно толкутся в противоположном от нашей огневой позиции углу, создавая маскирующий для стрелков фон. Здесь хранится кормовой запас сена, относительно тепло. В такой засидке допускаются нерезкие движения, можно даже негромко говорить. Немного в стороне от меня располагается второй стрелок с гладкоствольным оружием, он будет страховать на случай подранка. Устраиваюсь на позиции поудобнее, жду. Место привады – «кормушку» – периодически просматриваем через монокуляр ночного видения. К полуночи легкий ветерок разгоняет редкую облачность, и почти полная луна заливает окрестности своим светом. В степи видимость такая, что можно читать, необходимость в применении ПНВ отпадает. Зверя на приваде пока не видно, яркий лунный свет делает его осторожным и недоверчивым. Спустя еще час на склоне ближайшего к кормушке бархана замечаю нечеткую тень, которая медленно перемещается в нашу сторону. Так и есть, вижу силуэт стоящей метрах в ста лисы, которая перемещается все ближе. Оглядевшись, она подходит к кормушке, опускает морду и начинает копаться в приваде. Медленно поднимаю оружие, вижу через прицел силуэт зверя. Лиса стоит мордой ко мне, низко опустив голову, в какой­то момент она поворачивается ко мне в полоборота, туда и надо стрелять. Сухой щелчок выстрела, модератор гасит звук, лиса успевает дернуться до того как я услышал шлепок пули по туловищу. В следующий момент она подпрыгивает вертикально вверх, затем в сторону и валится на расстоянии 5-­6 метров от привады. Предупреждаю напарника светом фонаря и иду забирать зверя. В свете фонаря вижу, входное отверстие в нижней части шеи чуть слева, выходного не видно. Забираю лису. Только тут понимаю – получилось, сам себя поздравляю – с полем, вас! Зверь добыт чисто. Охота продолжается. Время идет, ветерок начал нагонять легкие тучки, видимость снизилась, просматриваю видимый мне участок степи. Слева по склону замечаю движение, через окуляр ПНВ все контрастнее и ближе, вот и она, красавица, движется по ветру со стороны кошары. Страхующий стрелок может стрелять по прямой до нее меньше 40 метров, но действует приоритет пневматики, значит стрелять мне. Вкладываюсь медленно, ищу в прицеле цель, но не вижу. В ПНВ видно лучше, но где же она? Наконец, нахожу – лиса метрах в 5 от привады оттащила что­то из кучи и ест. Поднимаю оружие. Включаю фонарь, яркий свет заливает все пространство, зверь стоит ко мне боком удивленно повернув на фонарь голову – стреляю под лопатку. Выстрел почти не слышен, лиса отпрыгивает в сторону и скрывается в темноте, одновременно я перезаряжаюсь, смотрю в прицел. Никого. Раздается выстрел из гладкоствола, условный сигнал фонарем. С напарником выходим из кошары. Необходимо понять, что произошло. Из его рассказа я узнал, что после моего выстрела лиса прыгнула вперед, упала, поднялась и снова упала. На передних лапах, волоча задние, пыталась уползти, но напарник решил прервать ее страдания. Осмотрев лису, я отметил на ее шкуре множественные попадания в голову и сквозное более крупное ранение в грудную клетку, видимо, с повреждением позвоночника и легких.

Распугав выстрелом из гладкоствольного ружья округ, мы решили, что пора возвращаться на базу. Температура к трем часам ночи упала до минус 13 градусов, что вкупе с усилившемся ветром потребовало другого отношения к одежде и обуви. Складываем снаряжение и оружие в багажник, благодарим гостеприимных хозяев и отправляемся в обратный путь. На базу прибыли в утренних сумерках и когда перед сном вышли на перекур, заметили крупного степного зайца, сидящего на границе солончака и степи, метрах в сорока от нас. Быстро зарядили карабин Атаман. Заяц сидел и смотрел на силуэт стоящей машины. Медлить было нельзя, и с упора в крыльцо дома был произведен один единственный выстрел. Заяц сорвался и побежал в сторону бархана, пробежав метров пятьдесят, он замедлился, и, не осилив подъёма, повалился на бок и больше уже не встал. При осмотре обнаружили сквозное ранение грудной клетки. После раннего завтрака, полные впечатлений, легли отдыхать с намерением после обеда выдвинуться на подготовленное место для продолжения охоты с пневматическим карабином Атаман

Но нашим планам не суждено было осуществиться. Днем при подготовке к охоте во время заправки ресивера карабина сжатым воздухом лопнула уплотнительная прокладка баллона, давление в нем упало и заправить карабин газом до нужных значений не удалось. Запасной прокладки у нас, к сожалению, не было.

Охота, конечно, продолжилась на той же приваде, но с другим оружием. На следующий день были добыты две лисы и корсак. Результаты могли быть иными, используй мы тестируемый карабин Атаман. Каждый раз после выстрела из гладкоствольного оружия приходилось ждать не менее часа возвращения лис, что в условиях крепчающего мороза и постоянного ветра изнурительно долго.

Подводя итоги первого знакомства с карабином Атаман калибра 6.35 мм, выполненного по схеме булл­пап, можно с уверенностью сказать, что это высокоточное, достаточно мощное и комфортное высокотехнологичное оружие для охоты, обеспечивающее уверенную добычу среднего и мелкого зверя. К его несомненным достоинствам следует отнести высокие эргономические характеристики, отсутствие отдачи при выстреле, низкий уровень шума и отсутствие образования пороховых газов при выстреле.

Опубликовано в журнале   "Арсенал Охотника" №3 2015